Home Page - Входная страница портала 'СОЮЗ'
  Новости   Доски объявлений Бизнес-каталог Развлечения  Туризм    Работа     Право   Знакомства
  Афиша   Гороскопы Форумы Юмор Игры О Израиле Интересное Любовь и Секс
22.10, Воскресенье

 Начало Раздела
 Государство
 История
 Образование
 География
 Религия
 Общество
 Интернет
 Репатриация
Подписка 
 Здоровье
 Компьютеры
 Адвокаты
 Обучение
 Финансы
 Автосервис
 Мебель
 Перевозки
 Услуги
 Ремонты
 Туризм
 Дом и Семья
 Животные
 Развлечения
 
Общество :: Арабский мир ::
Арабские спецслужбы и их операции - ч. 2 - ОБЪЕДИНЕНИЕ: КТО КОГО?



В течение всех лет (1958-1961 г.г.), пока существовала Объединенная Арабская Республика (ОАР), секретные службы Египта и Сирии не прекращали совместной подрывной деятельности против так называемых «братских стран». В этот же период операции против Израиля проводились весьма редко и, как правило, терпели провал. Время от времени осуществлялись операции контрразведывательного характера против зарубежных (не арабских) государств.
Надо признать, что объединение спецслужб Египта и Сирии не принесло заметных результатов. Это был мертворожденный альянс, в рамках которого египтяне хотели подчинить себе сирийцев. Последние, в свою очередь, стремились сохранить свой специфический характер.
Хотя многие египтяне были назначены на различные посты в сирийских спецслужбах, эти структуры в Северной зоне (Сирия) оставались сирийскими по своей сущности. Во всяком случае, настолько долго, пока их возглавлял подполковник Абд аль-Хамид Саррадж.
В августе 1958 года Саррадж стал вице-президентом по вопросам внутренней безопасности центрального правительства ОАР, которое было только что сформировано и находилось в Каире. Президент Египта Гамаль Абдель Насер одним ударом устранил из Дамаска человека, который мешал ему удовлетворить свои амбиции и установить полный контроль над Сирией.
В свою очередь Саррадж поспешил использовать свой высокий пост и громкий титул и вернулся в Дамаск, где у него начался конфликт с вице-президентом Египта Абдель Хакимом Амером, который был назначен представителем центрального правительства в Сирии. Причиной конфликта явился спор о том, кто будет контролировать спецлужбы в Северной зоне.
Амер отстранил от должности руководителя «Специального бюро» (в Дамаске) египетского Управления общей разведки Марвана Сибаи, друга Сарраджа. Вместо него он назначил своего человека – полковника Рашида Кутейни. Другие чиновники были также уволены, некоторые арестованы, а 12 из них получили приказ вернуться в Каир. Два человека из этих двенадцати отказались подчиниться. Один из них – Абдель Ваххаб Хатыб, помощник Сарраджа.
Одновременно было принято решение ликвидировать «Специальное бюро» и объединить секретные службы двух зон ОАР. Из Каира в Дамаск прибыли офицеры египетского Управления общей разведки, чтобы осуществить это объединение. Но им не удалось довести дело до конца. В Сирии произошел государственный переворот, который восстановил независимость страны.
Новые сирийские лидеры поспешили заключить в тюрьму Абд аль-Хамида Сарраджа, а также 30 его сотрудников, включая полковника Бурхана Адхама и лейтенанта Абдель Ваххаба Хатыба.
Некоторое время спустя Саррадж сбежал из тюрьмы и обосновался в Каире. В 1967 году он был назначен руководителем службы социальной безопасности Египта.

* * *

За время существования ОАР Египет строил свои отношения с Сирией по принципу: «То, что твое, - это мое. Но то, что мое, - это тоже мое». Так, подпольные операции, нацеленные против Ирака, Иордании, Ливана и, разумеется, Израиля, египтяне проводили совместно с сирийцами с территории Сирии. И напротив, египетские спецслужбы проводили операции в местах никак не связанных географически с Северной зоной, и вели себя так, как будто ОАР не существовала.
Сотрудникам спецслужб Северной зоны не разрешалось работать в египетских представительствах за рубежом (в не арабских странах). Это правило распространялось и на ближайших соседей Сирии, в частности, Турцию, где находилась одна из важнейших резидентур египетской разведки.
Турция была объектом пристального внимания спецслужб Египта, поскольку являлась членом НАТО. Кроме того, Турция была связующим звеном между этой организацией и странами-членами Багдадского пакта. Египетскую разведку, к тому же, интересовали американские базы в Турции, а также британские войска, размещенные на Кипре. С территории Турции египетские спецслужбы проводили операции против Ирака и Иордании, вербовали иракских и иорданских студентов, обучавшихся в турецких университетах. Наконец, дипломатические представительства Багдада и Аммана также представляли источник получения разведывательной информации и вербовки агентуры.
Во всяком случае, один из иорданских дипломатов в Анкаре работал на египетского резидента генерала Закарию Адли Имама, который одновременно был резидентом общей и военной разведок. Он приступил к своим обязанностям в турецкой столице в начале 1956 года и работал в течение трех лет, пока не произошел серьезный инцидент, «омрачивший» отношения со спецслужбами Турции, из-за чего он должен был покинуть страну. Его люди захватили турецкого полицейского, который следил за ними, и в течение нескольких часов удерживали его в офисе военного атташе.
Подчиненными генерала Имама были его заместитель Мустафа Ильмаз, работавший под дипломатическим прикрытием, и пресс-атташе посольства Абдель Фаттах Ахмад.
В 1953 году жена генерала Лейла познакомилась с неким Шихапом Таном, майором турецкой армии в отставке. Он прибыл в египетскую столицу, чтобы предложить свои услуги алжирскому Фронту национального освобождения (ФНО). Позднее Лейла встретила Шихапа в Анкаре и познакомила с мужем. Генерал напомнил турку, что они мусульмане и предложил ему сотрудничать с египетской разведкой против Израиля.
- Речь идет, - пояснил он, - о покупке различных израильских военных журналов, фотосъемке важных объектов страны – портов, заводов и трубопроводов.
Шихап отправился в Израиль и, несмотря на короткое пребывание, получил для связи почтовый адрес в Турции. Это был адрес Лейлы Ильмаз, и он стал направлять туда свои донесения. Больше того, он сообщил своим египетским кураторам адрес, через который они могли поддерживать с ним контакты во время его пребывания в Израиле.
Эта последняя деталь стала одной из причин, которая привела к провалу. Тан встречался в Стамбуле с одним евреем, жена которого имела сестру в Хайфе. Турок попросил у него ее адрес и переда Абдель Фаттаху Ахмаду, не сказав еврею о предстоящей поездке в Израиль. Прибыв на Землю обетованную, он написал ей письмо, рассказал о жизни ее родственников и предупредил, что на ее адрес придет для него несколько писем.
К несчастью для турка, она получила на следующий день письмо от сестры из Стамбула, которая даже не упомянула о Шихапе Тане. Этот факт вызвал у нее серьезные подозрения. И когда в скоре на имя Шихапа пришли два письма, она сообщила об этом контрразведке.
Тем временем, Шихап познакомился с израильтянином, говорившим по-турецки. Он согласился помочь приобрести военные журналы и карты Израиля. Шихап объяснил своему знакомому, что эти документы нужны ему для написания книги об армиях мира. Но он не мог объяснить, как он, зная только турецкий, будет читать журналы, написанные на иврите. Шихап думал, что его доводы убедительны. Но он ошибся. Его знакомый отправился в контрразведку. Вскоре Шихап был арестован и осужден на четыре года тюремного заключения.
Шихапа освободили в январе 1962 года, и он вернулся в Турцию. Но это не означало конец его контактов с Израилем. Вскоре он начал работать журналистом и опубликовал в одном турецком журнале, а также в египетской газете «Аль-Гумхурия» серию антиизраильских статей, основанных на вымышленных фактах.
Однако история Шихапа на этом не закончилась, так как его выпады против еврейского государства трансформировались в панегирик. Он написал для газеты Ассоциации инвалидов войны турецкой армии серию статей, в которых восхищался победами и достижениями Израиля.
Если попытка использовать турецкого гражданина в качестве секретного агента против Израиля закончилась провалом, то вскоре египетские спецслужбы добились неожиданного успеха в операции против Турции, подписавшей Багдадский пакт. Известный египетский журналист Хасанейн Хейкал рассказал, как после государственного переворота в Ираке, совершенного генералом Касемом 14 июля 1958 года, все секретные документы Багдадского пакта были доставлены в Каир в качестве подарка египетскому президенту Насеру. Но Хейкал, по обыкновению, не раскрыл до конца, что сделали египетские спецслужбы с этим «секретным грузом».
Другая попытка египетских «мухабарат» добыть секретную информацию в Турции закончилась провалом. В 1960 году сотрудник посольства ОАР в Анкаре Хатам Мухаммед Хейри был объявлен персоной нон-грата за подрывную деятельность против Турции.
История египетской резидентуры в ФРГ является примером разоблачения спецслужбами ОАР нескольких сирийцев, работавших в посольствах за границей.
Полковник сирийской армии Вафик Исмаил в апреле 1959 года был назначен военным атташе в Бонне. Однако он не успел занять этот пост. Его назначение было аннулировано из-за возражений, выдвинутых спецслужбами Южной зоны (Египет). В качестве «компенсации» он был назначен в сентябре того же года военным атташе в Афинах. Но в греческой столице он находился всего три месяца, поскольку было принято решение перевести его в… ФРГ.
Это новое решение было принято под давлением маршала Абдель Хакима Амера, который решил сделать жест в сторону офицеров Первой (сирийской) армии. Эти офицеры выразили неудовольствие, когда было аннулировано решение о назначении их товарища.
Вскоре полковник Исмаил прибыл в Бонн. Его обязанности в посольстве ОАР были, по-видимому, ограничены официальными и легальными. Египтяне не разрешали ему заниматься разведывательной деятельностью.
Как и все страны, где находились резидентуры египетских секретных служб, ФРГ представляла собой плацдарм, где готовились операции против Израиля, и являлась удобным местом для сбора разведывательной информации. Египет интересовало все, что касалось вооруженных сил НАТО, размещенных в ФРГ, помощь, которую эта страна предоставляла Израилю и еврейским организациям. Резидентура занималась также наблюдением за египтянами и сирийцами, проживавшими в ФРГ, обеспечением безопасности посольства и консульств.
Сотрудники резидентуры работали под различными официальными прикрытиями. Заместитель военного атташе подполковник Шаабан Хариди, имея дипломатический паспорт, вел активную разведывательную деятельность.Торговый атташе Мухаммед Ахмед был одним из главных персонажей резидентуры. Генеральный консул во Франкфурте Салах Абу Габаль был офицером Управления общей разведки Египта. Представитель Лиги арабских стран в Бонне Хасан Факуса также был офицером «мухабарат».
Другие сотрудники резидентуры не имели дипломатического прикрытия. Например, Ахмед Усфур работал корреспондентом египетской газеты «Аль-Гумхурия». Хейри Рифаи был бизнесменом в Мюнхене и принадлежал к египетскому Управлению общей разведки. В его задачу входил сбыт в Германии фальшивых израильских банковских билетов, сфабрикованных в Египте.
Одна из операций резидентуры имела целью завербовать молодую немку по имени Хельга Отто. У нее были дружеские отношения с корреспондентом «Аль-Гумхурии» Ахмедом Усфуром. Именно он сумел завербовать ее. Он раздобыл для нее фальшивую журналистскую карточку, затем направил в Кельн выяснить, чем занимается израильский торговый представитель, израильское посольство в Австрии и различные представительства еврейского государства в Швейцарии. Ее главная задача – использовать журналистское прикрытие с целью получения максимума информации об Израиле.
Самое важное задание она получила в 1958 году, когда Усфур отправил ее в Израиль, где она выступала как представитель фиктивного агентства – «Континенталь Пресс Эйдженси».
Но пребывание Хельги Отто в Израиле неожиданно прервалось. Находясь в Эйлате, она случайно пересекла иорданскую границу и была арестована. Несколько месяцев она провела в иорданской тюрьме, потом была выслана в Израиль и вскоре покинула его.
Через год Ахмед Усфукр и Хельга поженились…

* * *

Суэцкая вона (1956 год) предоставила египетским спецслужбам совершенно неожиданный источник информации. После вывода израильских войск с Синайского полуострова и из сектора Газа войска ООН («голубые каски») заняли позиции с египетской стороны линии пот линии прекращения огня. Офицеры и солдаты воинских подразделений ООН имели возможность свободно выезжать в Израиль. Было известно, что некоторые из них готовы сотрудничать с египетскими спецслужбами гораздо активнее, чем это необходимо для выполнения их миротворческой миссии. Это объяснялось прежде всего тем, что значительная часть «голубых касок» прибыла из таких стран как Индия и Югославия, правительства которых никогда не испытывали дружеских чувств к еврейскому государству.
Другие работали на египетские секретные службы из-за денег. Кроме того, офицеры «мухабарат» получали информацию от пилотов авиации ООН, совершавших полеты над израильскими позициями.
Операции против Израиля проводились по инициативе египетских спецслужб. Но их резидентуры за рубежом продолжали принимать все предложения о сотрудничестве, которые могли помочь усилению борьбы против еврейского государства. Так, например, израильский почтовый служащий Хаим Оген из Тель-Авива передавал представителю египетской разведки в Италии Информацию об израильских ракетах.
Офицер резидентуры, работавший с Огеном, дал ему почтовый адрес в Риме на имя Розмари Мулен. Эпистолярный «роман» между мадмуазель Мулен и Огеном продолжался в течение года. Египтяне посоветовали своему израильскому «корреспонденту» посетить Каир и даже предложили ему авиабилет до Рима. Но Оген настаивал на билете в оба конца и компенсации его расходов. Однако по неизвестной причине египетские спецслужбы отказались выполнить последнюю просьбу и переписка немедленно прекратилась.
В ноябре 1967 года Оген был арестован. Во время судебного процесса израильские спецслужбы продемонстрировали фотокопии писем, которые он направлял в египетскую резидентуру в Риме. Хотя израильские контрразведчик были в курсе деятельности Огена, они решили не арестовывать его до поры до времени. Почтовый служащий пытался оправдаться, утверждая, что он хотел лишь подзаработать и заинтересовал египтян историей о ракетах. Но его объяснения не убедили судей. Оген получил четыре года тюрьмы.
…15 апреля 1960 года профсоюз доккеров Нью-Йорка принял решение приостановить разгрузку египетского судна «Клеопатра» в знак протеста против отказа правительства Египта на провоз через Суэцкий канал израильских товаров. Это разрешение было получено сразу после окончания Суэцкой войны, но в начале 1959 года отменено. Администрация канала систематически конфисковывала товары, шедшие в Израиль.
В ответ на позицию доккеров Нью-Йорка большая часть арабских стран под давлением Египта решила отказать в портовых услугах американским судам. Демонстрация в Нью-Йорке не рассматривалась как удар по престижу египетского режима и успех израильской политики. Каирские СМИ объявили решение доккеров «новым сионистским заговором», подчеркнув, что «за отказом разгружать «Клеопатру» просматривается деятельность секретных организаций, цель которой способствовать разорению и коррупции. Эти действия являются частью плана, разработанного Израилем, чтобы прорвать блокаду, установленную арабскими странами».
Чтобы отвлечь внимание общественности от успехов «разрушительных действий» Израиля, египетские спецслужбы начали разоблачать своих израильских коллег. Появились многочисленные публикации о разгроме израильской шпионской сети в Египте. Полиция арестовала 16 человек, в большинстве своем египтян. Директор бюро информации Саад Ифрах провел пресс-конференцию с целью еще больше драматизировать ситуацию.
- Израиль развязал против нас шпионскую войну, - заявил он. – Эта война продолжается уже три года. Мы сражаемся терпеливо и методично. Нам удалось разоблачить многих израильских шпионов, которые действовали в Риме, Женеве, Мюнхене, Цюрихе и Амсердаме. Но израильтяне не знали, что их агенты находятся под контролем наших спецслужб. В течение трех лет мы передавали им дезинформацию…
Саад Ифрах также заявил, что «израильские шпионы прекратили свою деятельность на берегах Нила». В июле 1961 года в Каире действительно начался судебный процесс над семью подсудимыми, обвинявшимися в шпионаже в пользу еврейского государства.
…29-летний Джин Томас начал свою подпольную деятельность три года назад в Германии в 1956 году, когда прибыл в Кельн из Каира. В течение двух лет он работал в различных коммерческих структурах, мечтал об успехе, но не знал, как его добиться. Осенью 1958 года он познакомился с бизнесменом, который говорил по-арабски на ливанском диалекте. Его звали Эмиль. Вскоре они подружились, много времени проводили вместе. За все расплачивался Эмиль...
Через какое-то время новый друг убедил Томаса вернуться в Египет и собирать там информацию гражданского и военного характера для НАТО. Томас согласился и начал готовиться к выполнению задания. Эмиль научил его фотографировать документы, проявлять пленки и прятать их в различных предметах. В начале июня 1968 года Томас прибыл в Каир.
Первый визит он нанес своему старому другу Мухаммеду Ахмеду Хасану, который служил на военной базе египетской армии. Хасан любил деньги и вскоре согласился поставлять секретные документы, к которым имел доступ. Томас фотографировал их и переправлял в Европу.
Через некоторое время его кураторы сообщили, что направляемая им информация представляет интерес. Вскоре он превратился в весьма ценного секретного агента.
В начале августа 1958 года Томасу предложили провести несколько дней в Германии. Ему вручили премию за оказанные услуги и объяснили, что он переходит в распоряжение другого офицера НАТО.
Во время этой поездки он познакомился с молодой красивой девушкой по имени Кэт Бендорф. В октябре они поженились. Через две недели после свадьбы они вернулись в Египет. Молодая пара сразу же активно занялась экспортом сувениров и предметов египетского искусства в европейские страны. В действительности, они прятали в них фотопленки, которые отправляли своим кураторам. Томас привлек к работе и своего отца - Леона Томаса.
Ахмед Хасан вскоре приобрел репутацию ценного агента. Иногда он приглашал Томаса и его жену прогуляться вдоль Суэцкого канала, где размещались военные объекты. По возвращении они вместе составляли донесения. Кэт хотела помогать своему мужу в его работе и летом 1959 года, находясь с Томасом в Германии, научилась работать на радиопередатчике.
Вскоре шпионская пара получила рацию, которая облегчила связь с кураторами. Последние в конце концов признались, что являются представителями израильских спецслужб.
Между тем, Томас завербовал молодого армянина по имени Карапет Танильян. Он был профессиональный фотограф, поэтому помогал ему фотографировать документы и проявлять пленки. Томас же сосредоточил свои усилия на сборе информации о военной промышленности Египта. Для этого он познакомился с отцом одного из своих агентов. Его звали Жорж Дамалкян. Он был двоюродным братом Хикмата Маскуфа, который работал слесарем на военном заводе.
Контакт, который Томас установил в 1961 году с майором Адибом Кирлисом через Танильяна, казался ему весьма интересным. Он некоторое время изучал офицера и в конце концов предложил ему поставлять информацию военного характера.
Кирлис согласился. А на следующий день отправился в Управление общей разведки, где ему поручили продолжать контакт. Ему также вручили магнитофон, чтобы записывать беседы с Томасом. Одновременно контрразведчики установили за ним и его помощникамит наружное наблюдение. Но оно велось не профессионально, и Томас вскоре это заметил. Он срочно отправил жену в Германию, но сам выехать не успел: в январе 1961 года его арестовали. Вскоре были арестованы и его агенты.
Джин Томас, Мухаммед Ахмед Хасан и Карапет Танильян были приговорены к смертной казни. Отец Томаса был приговорен к пожизненному заключению. Жена Томаса была приговорена к смертной казни. Заочно…

Константин Капитонов

Клуб-информбюро \"Ближний Восток\"

Рекомендуем::

искать в интернете

Новости портала ::
НЕБЫВАЛЫЕ
СКИДКИ
НА РЕКЛАМУ
1+1
Звони!
054-7231651
Совет Адвоката
Бесплатная
Юридическая
Консультация
Задай свой вопрос адвокату и получи профессиональный ответ!
В Израиле


Copyright © 2000 Pastech Software ltd Пишите нам: info@souz.co.il