Home Page - Входная страница портала 'СОЮЗ'
  Новости   Доски объявлений Бизнес-каталог Развлечения  Туризм    Работа     Право   Знакомства
  Афиша   Гороскопы Форумы Юмор Игры О Израиле Интересное Любовь и Секс
21.10, Суббота

 Начало Раздела
 Государство
 История
 Образование
 География
 Религия
 Общество
 Интернет
 Репатриация
Подписка 
 Здоровье
 Компьютеры
 Адвокаты
 Обучение
 Финансы
 Автосервис
 Мебель
 Перевозки
 Услуги
 Ремонты
 Туризм
 Дом и Семья
 Животные
 Развлечения
 
Общество :: Арабский мир ::
Арабские спецслужбы и их операции - ч. 1 - АРАБСКОЕ «БРАТСТВО»

Каир, 1-е февраля 1958 года… Участники совместного заседания кабинетов министров Египта и Сирии провозгласили слияние двух стран, получившее название Объединенная Арабская Республика (ОАР). Египет стал Южной зоной, Сирия – Северной. Сирийская армия, переименованная в Первую армию ОАР, была подчинена командованию египетского генерального штаба. Глубокие изменения коснулись и сирийских секретных служб.
Данные изменения произошли по инициативе Египта, лидеры которого прекрасно понимали, что армия и спецслужбы – эти стратегические орудия власти – должны находиться в одних руках. Также как администрация Северной зоны стала департаментом центральной администрации Каира, сирийские спецслужбы перешли под контроль секретных служб Египта.
До создания ОАР спецслужбы Сирии включали в себя Второе бюро, подчинявшееся армии, Управление общей безопасности, находившееся под контролем министерства внутренних дел, и Управление общей разведки («Мухабарат аль-Амма»). После объединения двух государств эти спецслужбы, как и египетские, были реорганизованы.
Второе бюро, бывшее до объединения самой важной секретной службой Сирии, потеряло свои прерогативы и перешло под контроль египетской военной разведки. Поле деятельности было ограничено ведением контрразведки в рамках Первой армии. То есть, в военной сфере. Новым шефом стал уроженец сирийского портового города Латакия полковник Мухаммед Реда Истамбули.
Он имел богатый опыт подпольной деятельности, который приобрел во время Второй мировой войны будучи немецким агентом в Турции, где нашел убежище после освобождения Сирии, находившейся под контролем режима Виши. Он имел тесные контакты с Рашидом Али аль-Кайляни, возглавившим в мае 1941 года про-нацистский государственный переворот в Ираке, а также с муфтием Иерусалима Хаджем Амином аль-Хусейни, верно служившим гитлеровцам. Когда в 1944 году Истамбули был выслан из Турции, он нашел пристанище в Германии, где вступил в Арабский легион в звании капитана.
Управление сирийской службы общей безопасности превратилось в подразделение Директората секретных служб Египта и перешло в подчинение министерства внутренних дел Северной зоны. Третья спецслужба – «Аль-Мактаб аль-хасс» («Специальное бюро») – представляла Управление общей разведки в Каире и также подчинялась министерству внутренних дел Сирии.
Это министерство возглавлял подполковник Абд аль-Хамид Саррадж, один из ревностных сторонников Египта. До образования ОАР он был шефом Второго бюро. Вновь созданное «Специальное бюро» должно было осуществлять наиболее ответственные и деликатные разведывательные операции и заниматься обеспечением безопасности.
Новая спецслужба унаследовала от Второго бюро подразделения палестинских «федаинов» (в переводе с арабского – «жертвующий собой»), которые оказались весьма полезными в осуществлении многих задач. Эти «федаины» вербовались главным образом среди палестинских беженцев. Они занимались как сбором информации, так и проведением акций саботажа или террористических рейдов на территории еврейского государства.
До создания ОАР спецслужбы Египта и Сирии сотрудничали во многих областях. Так, в мае 1956 года, состоялось совместное совещание представителей разведок этих стран. Его участники пришли к выводу, что «Израиль пытается казаться гораздо сильнее, чем он есть на самом деле, с целью убедить арабов отказаться от военных действий…» В феврале 1958 года шеф Второго бюро Абд аль-Хамид Саррадж договорился с президентом Египта Гамалем Абдель Насером о проведении акций против усилий короля Саудовской Аравии Ибн Сауда, который пытался помешать объединению Египта и Сирии. Но когда ОАР стала реальностью, подрывная деятельность секретных служб объединившихся государств получила новый импульс.

* * *

В мае-июне 1957 года Египет и Сирия призывали к выступлениям против правительства в Ливане. Корреспондент лондонской «Таймс» в Бейруте писал, что 2-го июня он увидел автомашину с сирийскими номерами, которая выгружала оружие вблизи египетского посольства в Ливане. В то время ливанские спецслужбы арестовали около 500 сирийских граждан, нелегально проникших с оружием в Ливан. Среди них были два сотрудника сирийского Второго бюро и офицер, который оказался секретарем шефа этого ведомства. Каир и Дамаск развязали крупномасштабную пропагандистскую кампанию против правительства Ливана, называя его не иначе как «орудием капитализма», и против США – «врага арабских народов».
Главная причина этих атак против Ливана состояла в том, что его правительство одобрило доктрину Эйзенхауэра. Эта доктрина, принятая американским конгрессом 9 марта 1957 года, позволяла президенту США использовать вооруженные силы для защиты любой страны, подвергшейся угрозе со стороны коммунистических режимов.
Египтяне прилагали максимум усилий, чтобы изменить политику ливанского правительства. Политический обозреватель бейрутской газеты «Ле Суар» Касруан Лябаки приводит конкретный пример, иллюстрирующий приемы, которые использовались для достижения этой цели. Он пишет, что есть ливанцы, которые чувствуют себя гораздо ближе к египтянам, чем к сирийцам или ливанцам. «Но, - добавляет он, - когда они видят египетского посла, бригадного генерала Абдель Хамида Галеба, который ведет себя как наместник Насера в Ливане, и действует так, как если бы страна находилась под протекторатом Египта, когда он превратил свое посольство в убежище для оппозиции и выбирал своих друзей исключительно среди оппозиционеров режиму, можно утверждать, что он сделал для Ливана гораздо больше плохого, чем хорошего».
Кампания дезинформации, начатая в это время египетскими спецслужбами, заключалась в подготовке и распространении ложной информации о противнике, которым может быть государство, правительство, группа или индивидуум. Дезинформация, как считали в Каире, является лучшим способом подрыва политических идей и государственных основ. Целью кампании по дезинформации, развернутой Египтом, было осудить Ливан не только как «орудие капитализма», но и как «преступника, собиравшегося установить дипломатические отношения с Израилем».
Операция (июнь 1957 года) заключалась в распространении фотокопий трех сфабрикованных писем, которыми (якобы) обменялись посол Израиля в США и ООН Абба Эбан и министр иностранных дел Ливана Шарль Малик. В одном из писем последний обещал: «Я гарантирую Вам, что враждебность, которая существует между нашими странами, и напряженность, которая царит в этих двухсторонних отношениях, является для меня такой же заботой, как и для Вас. Я полностью согласен с Вашим мнением, когда Вы утверждаете, что самый эффективный способ решения этой проблемы – объективный анализ ее причин и природы».
Абба Эбан в ответ написал: «Ваше желание понять истинные нужды и глубокие стремления моей страны вызвало в Тель-Авиве большое удовлетворение». Одной этой фразы достаточно, чтобы доказать, что документ фальшивый. Любой израильский представитель обязательно напишет, что ливанская позиция вызвала удовлетворение в… Иерусалиме (!), а не в Тель-Авиве. Но эти документы не предназначались для израильской общественности, а для арабской публики дипломатические тонкости непонятны.
Ливанский министр иностранных дел выступил с заявлением, в котором назвал эти «документы» фальшивыми и пригрозил подать в суд на любую газету, которая их опубликует. Но это не помешало египетским СМИ широко их обнародовать. Причем, с соответствующими комментариями…
Кампания дезинформации, проводимая египетскими спецслужбами в Ливане, достигла своего пика в 1958 году, когда в Ливане началась гражданская война, которая повлекла за собой высадку американских войск (в соответствие с доктриной Эйзенхауэра) в этой стране. Но египетские спецслужбы не прекращали своих усилий (читай – проведение кампании дезинформации) в других арабских странах.
Так, в марте 1958 года, спецслужбы Египта участвовали в заговоре с целью устранения президента Туниса Хабиба Бургибы. В ноябре того же года Бургиба объявил, что он раскрыл новый заговор, который готовил Египет. Насер, разумеется, опроверг заявление своего тунисского коллеги.
В начале апреля того же года, незадолго до государственного переворота в Ираке, страну покинул Ахмед Шафия – атташе посольства ОАР в Багдаде. Он распространял враждебные режиму листовки и литературу.
В июле того же года за попытку организации государственного переворота из Судана был выдворен военный атташе посольства ОАР подполковник Али Фадель Хашаба. Позднее он был выслан из Саудовской Аравии, где также участвовал в подготовке заговора с целью свержения королевского режима.
В том же году Мухиб ас-Самара, консул ОАР в Иерусалиме, находившимся под контролем Иордании, был объявлен персоной нон-грата за деятельность, «направленную против иорданского режима».

* * *

Как было сказано выше, Управление общей разведки и его бюро в Дамаске отвечало за операции по дезинформации иностранных государств. Долгое время эти операции проводились исключительно против Ливана и Иордании. Но когда новый лидер Ирака – президент Касем отказался подчиниться «предписаниям» Египта пожертвовать независимостью страны, стало очевидным, что Ирак скоро превратится в очаг националистических амбиций, и будет представлять угрозу режиму Насера.
Подобная возможность рассматривалась настолько серьезно, что руководители ОАР решили использовать «специфические» средства, чтобы устранить эту угрозу в будущем. С этой целью было создано специальное подразделение, одна из задач которого состояла в том, чтобы подорвать режим иракского лидера. Ответственность за деятельность этого подразделения была возложена на государственного министра Али Сабри.
Он был самым подходящим человеком для выполнения данной миссии. В прошлом – шеф Управления общей разведки Египта.
Непосредственное руководство новым «проектом» было возложено на Камаля эд-Дина Рифаата, который имел некоторый опыт в подобного рода деятельности. В 1953 году он служил в военной разведке, руководил операциями против английских войск, базировавшихся в Египте. В последующие годы он вместе с египетским военным атташе в Сирии отвечал за организацию диверсионных акций «федаинов» против Израиля. Кроме того, он руководил подпольными операциями против арабских стран.
Значительная часть работы «специального подразделения» проводилась в Северной зоне (Сирия) в силу ее географического положения. Но штаб-квартира находилась в Каире.
Изменение обстановки привело к появлению новых структур, действовавших в сирийской зоне. Они занимались в основном дезинформацией против Ирака. Одна структура получала указания непосредственно из Египта, другая – из Сирии. Чтобы избежать недоразумений и ошибок, эти структуры разделили свои задачи и начали регулярно проводить консультации по тактическим и стратегическим вопросам. Тем не менее, окончательные решения о проведении операций принимались в Египте.
База «специального подразделения» находилась в Ираке, вблизи посольства ОАР в Багдаде. Руководил этим подразделением военный атташе полковник египетской армии Абдель Маджид Фарид, у которого был богатый опыт подпольной деятельности. До назначения военным атташе он занимал ответственный пост в Управлении общей разведки. Его заместителем был полковник сирийской армии Талаат Сидки, который также имел опыт подобного рода деятельности.
Фарид, Сидки и их подчиненный Мухаммед Фарес Кабул, работавший «третьим секретарем» посольства ОАР, использовали дипломатическое прикрытие для сбора разведывательной информации, установления контактов с оппозицией режиму генерала Касема. Они обучали оппозиционеров методам подпольной борьбы и поставляли им соответствующую «экипировку».
Сразу же после прихода к власти в Ираке президента Касема и вице-президента Арефа отношения между ними начали ухудшаться. Ареф, в отличие от Касема, выступал за союз с ОАР. В результате, в сентябре 1958 года, он был смещен с поста вице-президента. В ноябре того же года он был арестован и предстал перед военным трибуналом. В то же время на родину вернулся Рашид Али аль-Кайлани, заговорщик-ветеран, возглавлявший провалившийся мятеж против англичан во время второй мировой войны, и 17 лет находившийся в изгнании. Это был ярый сторонник союза с ОАР.
По возвращении в Ирак Рашид Али был тепло принят президентом. Но ему не предложили никакого поста во властных структурах. Его решительная оппозиция аграрной реформе, принятой правительством, и осуждение независимой политики Касема подтолкнули его к организации государственного переворота. Кроме того, он получил заверения в оказании поддержки со стороны ОАР.
Подготовка к перевороту началась в ноябре 1958 года. Его целью было свержение Касема, физическое устранение (если не будет другого решения), затем сформирование нового правительства во главе с Рашидом.
С самого начала он опирался на двух основных сотрудников: своего племянника Мубдира аль-Кайлани и адвоката Абд ар-Рахима ар-Рави. Задача Мубдира заключалась в поддержке контактов с дипломатами ОАР, «советником» Фуадом Абд аль-Мубди и «третьим секретарем» Мухаммедом Фаресом Кабулом.
Рашид Али без колебаний попросил помощи на «укрепление» революции и ОАР выделила ему 25 тысяч иракских динаров. Часть суммы была положена на счет на его имя во французском национальном банке коммерции и индустрии, ближневосточный филиал которого находился в Бейруте.
Второй помощник адвокат ар-Рави отвечал за связь с армейскими офицерами и лидерами племен. Значительная часть денежных средств, поступавших из ОАР, предназначалась для последних и для Абд ар-Риза аль-Хаджа Сикара – вождя племени из района Дивания, который получил 4.500 динаров.
Среди офицеров были генеральный директор полиции полковник Тахер Яхья и шеф военной разведки полковник Рифаат аль-Хадж Сирри, участие которого было весьма важным для осуществления переворота. Но последующие события показали, что и тот, и другой оказались не слишком опытными офицерами. Они не сумели нейтрализовать людей, которые шпионили в пользу Касема.
Осуществление государственного переворота планировалось в ночь на 10-е декабря 1958 года. Племена должны были спровоцировать в стране беспорядки, проведя различные акты саботажа. В то же время им было поручено раздать оружие, которое им поставляли представители ОАР. Также было предусмотрено, что авиация ОАР в случае необходимости доставит им дополнительное вооружение.
Офицеры, участвовавшие в заговоре, должны были найти Касема и потребовать от него уйти в отставку. В случае отказа они имели приказ физически устранить его.
За неделю до переворота заговорщики получили неожиданную поддержку. Три офицера и двое гражданских установили контакт с Мубдиром аль-Кайлани и адвокатом Абд ар-Рахманом ар-Рави. Один из офицеров был близким другом адвоката.
Они объяснили, что являются членами подпольной организации «Арабское братство», что хотят помочь Рашиду Али свергнуть режим Касема. Но прежде они хотели бы узнать, могут ли организаторы заговора предоставить им оружие и деньги? Помощники Рашида поверили им и рассказали о племенах, которые поднимут бунт, а также о контактах с эмиссарами ОАР. На первой же встрече они вручили им, 2,5 тысячи динаров. Новые участники заговора предложили взять на себя арест Касема и даже его устранение.
Итак, все было готово к перевороту, намеченного в ночь на 10-е декабря. Однако 7-го Рашид Али, двое его помощников и высшие офицеры-учасники заговора были арестованы и брошены в тюрьму. Позднее заговорщики узнали, что организация «Арабское братство» не существовала, а пять ее «членов» принадлежали к спецслужбам Касема. Его агенты даже записали телефонные разговоры между Абд ар-Рахимом ар-Рави и Мубдиром Кайлани.
Рашида Али и его помощников приговорили к смертной казни, но приговор суда не был приведен в исполнение. Офицеров, участвовавших в подготовке переворота, Касем простил и даже не уволил из армии.
Между тем, несмотря на провал Рашида Али, иракская оппозиция, как и внешние враги Касема, решили не сдаваться, и приступили к организации нового государственного переворота. На этот раз в иракском городе Мосуле, который был центром деятельности заговорщиков. Ими руководил полковник Абд аль-Ваххаб аш-Шаваф. Большая часть офицеров, участвовавших в первом заговоре, присоединились к заговорщикам. Одним из офицеров был шеф военной разведки Рифаат аль-Хадж Сирри. Среди гражданских участников заговора были лидеры крупнейшего племени Шамар, жившие в районе Мосула, а также в районе Джезира в Сирии.
В январе, феврале и начале марта 1959 года подготовка нового государственного переворота шла полным ходом. Разумеется, при активной поддержке секретных служб ОАР. В Багдаде заговорщики получали всю необходимую помощь от «специального подразделения», которым руководил полковник Абд аль-Маджид Фарид и «третий секретарь» посольства Мухаммед Фарес Кабул. Все проводимые операции находились под контролем шефа Управления общей разведки Сирии подполковника Бурхана Аднана.
Неподалеку от иракской границы, в местечке Тель-Кушак, был оборудован склад легкого оружия, чтобы в случае необходимости доставить его в Багдад заговорщикам. Большая часть этого оружия предназначалась для племени Шамар, а меньшая – пятой бригаде, которой командовал полковник Шаваф, и которому не хватало оружия и боеприпасов. Незадолго до начала путча мятежники получили полностью оборудованную радиостанцию, которая заработала лишь в начале восстания 8 марта 1959 года, потому что заговорщики не могли ее настроить.
В день начала восстания президент Египта Гамаль Абдель Насер находился в Дамаске по случаю первой годовщины образования ОАР. Он решил остаться в сирийской столице, чтобы дождаться результатов операции. Однако он был разочарован развитием событий, поскольку попытка государственного переворота снова провалилась. Прежде всего, из-за плохой организации и отсутствия координации действий между руководителями заговорщиков. Кроме того, этот заговор не получил ожидаемой поддержки со стороны населения.
Руководители путча были арестованы и казнены, включая шефа военной разведки.
Провал попытки переворота отразился и на посольстве ОАР в Багдаде. Девять сотрудников были объявлены персонами нон-грата и в 24 часа покинули Ирак. Среди них военный атташе Абд аль-Маджид Фарид и его заместитель Талаат Сидки, а также Мухаммед Фарес Кабул.
Несмотря на провал, полковник Фарид был назначен руководителем каирского бюро «специального подразделения», а Сидки стал шефом подобного бюро в Дамаске. Кабула назначили его заместителем.
Эта вторая неудача не привела в уныние организаторов заговоров против Касема. Третья попытка – на этот раз вооруженное нападение на его автомашину – имела место 7-го ноября 1959 года. Покушение было подготовлено Партией арабского социалистического возрождения (БААС) совместно с армейскими офицерами и при активном участии представителей «специального подразделения» в лице «второго секретаря» посольства ОАР в Багдаде Тауфика Абазы.
На этот раз Касем был ранен в левое плечо. Многие участники покушения были вынуждены бежать из страны. Некоторые были арестованы, приговорены к высшей мере наказания. Тауфик Абаза объявлен персоной нон-грата и выдворен из Ирака.
Кстати сказать, одним из участников покушения был нынешний президент Ирака Саддам Хусейн. Во время операции он был ранен, но сумел скрыться и вскоре объявился в Сирии.

* * *

В эти же годы внимание секретных служб ОАР было приковано к Иордании. Это направление находилось под контролем Управления общей разведки.
С 1957 года в Дамаске находился «Иорданский революционный совет». Среди его членов были бывший министр иностранных дел Абдалла Римави и бывшие начальники генерального штаба Али Абу-Навар и Али Хэйяри. Эти люди, как и другие члены совета, в действительности были агентами сирийских спецслужб. Они работали в тесном контакте со Вторым бюро до создания ОАР, а затем с Управлением общей разведки, главой которого был подполковник Бурхан Адхам. Цель «революционного совета» была простой – свергнуть короля Иордании Хусейна.
В июле 1958 года, когда генерал Касем пришел к власти в Ираке, в Иордании имела место попытка государственного переворота, которую предпринял полковник Махмуд ар-Рузан. После провала он и одиннадцать других иорданских офицеров были арестованы и осуждены.
В марте 1959 года был раскрыт еще один заговор. Его возглавил генерал Садек аш-Шараа. В ходе следствия выяснилось, что заговорщикам активно помогали секретные службы ОАР.
После этого провала иорданцы, находившиеся в изгнании, и офицеры сирийских спецслужб решили организовать убийства иорданских высокопоставленных лиц. Мишенями стали премьер-министр Иордании Хаза аль-Маджали и командующий бригадой королевской гвардии (дядя короля) Шериф Насер.
Для проведения этих операций сирийские спецслужбы завербовали некоего иорданца по имени Насири Мухаммед Саадалла, который работал официантом в одном из ресторанов Дамаска. Ему дали фальшивый ливанский паспорт и отправили в Иордани.
Прибыв в Амман, он должен был установить контакт с бывшим офицером иорданской армии, который работал в нефтяной компании «Шелл». Тот в свою очередь должен был передать «ливанцу» пистолет. Но по каким-то причинам Саадалла не решился выполнить задание сирийских спецслужб и вернул пистолет бывшему офицеру. Вскоре он был арестован. Оказалось, что его отец, узнав о делах сына, сообщил о нем иорданской контрразведке.
Но руководители сирийских спецслужб не пали духом. Они нашли других людей, готовых выполнить их задания. Салах Фурани, торговец газетами в Аммане, часто приезжал в Дамаск по делам. В 1959 году он был завербован. Ему поручили вести в Иордании кампанию по дезинформации. В свою очередь он завербовал двух сотрудников пресс-отдела иорданского правительства – Шакера Даббаса и Мухаммеда аш-Шамута.
В феврале 1960 года Фурани был вызван в Дамаск для встречи с шефом военной разведки полковником Адхамом и одним из его заместителей Бахжатом Масути. Ему сообщили, что наступил решающий момент в его подпольной деятельности, что он должен взорвать здание, в котором находился офис иорданского премьер-министра.
На этой встрече присутствовал Закария Тахер – иорданец-изгнанник, семья которого владела большой транспортной компанией. По заданию сирийских спецслужб он использовал водителей для перевозки оружия и взрывчатых веществ. Так у Фурани появились в офисе четыре бомбы и два детонатора замедленного действия.
Даббас и Шамут установили адские машины в здании правительства в ночь на 29-е августа 1960 года. Причем, одну из них в кабинете премьер-министра. Бомбы взорвались рано утром. Премьер и 10 его сотрудников погибли, 40 человек получили тяжелые ранения. Даббасу и Шамуту удалось бежать в Сирию. Фурани был арестован, предстал перед судом и повешен.
Сирийские спецслужбы не могли постоянно заниматься своими собственными планами по дезинформации. Им приходилось противостоять операциям подобного рода, проводимым против Северной зоны ОАР. Так, в августе 1960 года, они раскрыли заговор, организованный бывшими сирийскими политическими деятелями и офицерами, находившимися в изгнании в Ливане. Этот заговор готовился при активном участии офицеров сирийской армии.
Узнав об этом, руководство Управления военной разведки направило в Ливан одного из своих агентов с заданием внедриться в группу заговорщиков. Вскоре агент узнал имена руководителей и участников заговора. В результате в Сирии были арестованы 75 человек.
Иордания, устав от многочисленных операций, проводимых против нее сирийскими спецслужбами, отвечала тем же, используя сирийцев-изгнанников. Саррадж, назначенный представителем Исполнительного совета Северной зоны, 17 октября 1960 года осудил иорданские власти за установку взрывчатых устройств в автомобилях, направляемых из Кувейта в Сирию, о чем водители не догадывались. Операция была проведена в ответ на взрыв сирийских грузовиков, проезжавших транзитом через Иорданию. Саррадж заявил, что бомбы замедленного действия, установленные в автомобилях, взорвались на центральной площади Дамаска – Ат-Тахрир, где президент Египета Насер должен был выступать перед народом.
25 октября 1960 года в Дамаске прогремели три взрыва. Полиция арестовала сирийца по имени Махмуд Бустани и двух иорданцев. Власти ОАР объявили, что у арестованных обнаружены документы, свидетельствовавшие об их принадлежности к иорданской шпионской сети. Во время пресс-конференции Бустани заявил, что иорданцы пообещали ему выплатить по 1000 сирийских фунтов за каждый взрыв в Северный зоне.
…10-го сентября 1960 года в приемной посольства ОАР в Бейруте прогремел взрыв. В конце октября того же года директор службы безопасности Ливана прибыл в Дамаск для встречи со своим сирийским коллегой. В ходе встречи они договорились принять меры, направленные на прекращение антисирийской деятельности с территории Ливана. Несколько дней спустя ливанская полиция произвела обыск в доме Салаха Шешекли (брата бывшего президента Сирии) и нашла там оружие, взрывчатку и документы, указывающие на то, что заговор был направлен против Северной зоны ОАР. Полицейские не могли арестовать хозяина этого арсенала, поскольку он сбежал в Иорданию.
Один из его помощников Мунир Музли все-таки был арестован. Он был сирийцем и заявил, что покинул свою страну много месяцев назад, обосновался в Аммане, где установил контакт с представителями иорданских спецслужб. Затем он выехал в Бейрут, где вместе с Салахом Шешекли вербовал сирийцев-изгнанников и направлял их в иорданские тренировочные лагеря.
В конце октября 1960 года ливанская полиция арестовала бывшего ливанского министра Мухеммеда Фаделя. Он был связником между сирийцами-изгнанниками и иорданским военным атташе майором Гази Хатыбом. Последний три недели спустя выехал в Иорданию в отпуск, и ливанские власти тотчас объявили его персоной нон-грата. Его обвинили в ведении подпольной деятельности против сирийского режима.
В ответ (а, возможно, за признание заслуг) майор Хатыб был назначен старшим адъютантом короля Хусейна.
Иорданские спецслужбы проводили операции против Сирии в течение 1961 года. В январе взорвались две бомбы – одна в Дамаске, друга в Хомсе. В феврале того же года два сирийца признались на пресс-конференции в Дамаске, как их пытались вербовать агенты секретных служб Иордании…

* * *

Перечень операций арабских спецслужб, проводимых друг против друга, можно продолжить. Борьба между ними за влияние в арабском мире не прекращается по сей день. Как не прекращаются призывы к укреплению «арабского братства»…

Константин Капитонов

Клуб-информбюро \"Ближний Восток\"

Рекомендуем::

искать в интернете

Новости портала ::
НЕБЫВАЛЫЕ
СКИДКИ
НА РЕКЛАМУ
1+1
Звони!
054-7231651
Совет Адвоката
Бесплатная
Юридическая
Консультация
Задай свой вопрос адвокату и получи профессиональный ответ!
В Израиле


Copyright © 2000 Pastech Software ltd Пишите нам: info@souz.co.il