Home Page - Входная страница портала 'СОЮЗ'
  Новости   Доски объявлений Бизнес-каталог Развлечения  Туризм    Работа     Право   Знакомства
  Афиша   Гороскопы Форумы Юмор Игры О Израиле Интересное Любовь и Секс
24.11, Пятница

 Начало Раздела
 Государство
 История
 Образование
 География
 Религия
 Общество
 Интернет
 Репатриация
Подписка 
 Здоровье
 Компьютеры
 Адвокаты
 Обучение
 Финансы
 Автосервис
 Мебель
 Перевозки
 Услуги
 Ремонты
 Туризм
 Дом и Семья
 Животные
 Развлечения
 
Государство :: Армия и Спецслужбы ::
Ами Аялон - начальник ШАБАКа - службы безопастности Израиля


Генерал Ами Аялон никогда не хотел быть начальником ШАБАКа. Однако, тогдашний премьер-министр Израиля Шимон Перес все-таки убедил его занять кресло главы службы внутренней безопасности. Тем не менее, принимая в феврале 1996 года предложение премьера, он предупредил, что и "дня не останется на этом посту сверх положенного срока: в феврале 2000 года сдаст ключи от кабинета новому руководителю и отправится домой".
Аялон сдержал слово. Правда, в кресле шефа ШАБАКа ему пришлось задержаться на четыре месяца. По независящим от него обстоятельствам.

* * *

Он стал начальником ШАБАКа в крайне трудный для государства и этой спецслужбы момент. После убийства 5-го ноября 1995 года премьер-министра Ицхака Рабина в службе внутренней безопасности царила атмосфера неуверенности и разочарования.
Аялон не успел даже обжить свой новый кабинет, как его ведомство получило еще один, или, точнее, несколько чувствительных ударов – в феврале-марте 1996 года по стране прокатилась волна террора. Самая убийственная со дня основания государства.
Заняв должность в такой сложный период, он был поставлен в крайне жесткие рамки. Ему нужно было срочно решать бесчисленное количество проблем, при этом ни на минуту не ослабляя усилий по обузданию террора. Причем, у него не было права даже на самую незначительную ошибку. Но главное – на него легла задача восстановления организации, которая потерпела провал при защите главы правительства.
Не удивительно, что он активно занялся реабилитацией (и реорганизацией) своей службы изнутри. В результате часть его шагов подверглась острой критике высокопоставленных офицеров ШАБАКа. Ветераны были недовольны тем, что на ряд ключевых постов Аялон пригласил своих верных товарищей по службе в военно-морских силах. По мнению многих профессионалов, кое-кто из флотских офицеров чувствовали себя в ШАБАКе, как слон в посудной лавке. Тем не менее, в бытность Аялона во главе этой спецслужбы, к ней почти не было претензий – в отличие от МОССАДа и ЦАХАЛа (Армия обороны Израиля).
Любопытный эпизод. После победы на выборах в 1996 году новый премьер-министр Биньямин Нетаньяху решил посетить спецподразделение генерального штаба. Начальник военной разведки (АМАН) Моше Яалон, в чьем непосредственном подчинении находился спецназ, отказался предоставить сотрудникам ШАБАКа возможность проверить помещения, которые должен был посетить премьер во время визита.
Тогда Аялон заявил, что без такой проверки визит главы правительства не состоится. Его стали убеждать, что база спецназа – один из самых тщательно охраняемых объектов в Израиле, поэтому опасаться начальнику ШАБАКа нечего.
Но Аялон был непреклонен. Конфликт разгорался. Тогдашний начальник генерального штаба Амнон Липкин-Шахак взялся лично гарантировать, что с Нетаньяху на базе спецназа ничего не случится.
Аялон не удовлетворился устной ли гарантией и потребовал письменного заявления. Липкин-Шахак подписал письмо, в котором брал на себя ответственность за безопасность премьер-министра во время визита.
Разумеется, за время пребывания на посту руководителя ШАБАКа Аялон перестал быть таким жестким и упрямым. Возможно потому, что он быстро вник в тонкости новой профессии (говорили, что новый начальник даже полюбил эту спецслужбу). Кроме того, он обрел уверенность в себе и в своих подчиненных.
Кстати сказать, Аялон установил довольно тесные контакты с палестинцами. В сотрудничестве с палестинскими коллегами ШАБАКу удалось добиться ощутимого снижения количества террористических актов.
Он чуть было не ушел в отставку в первые дни после прихода к власти Биньямина Нетаньяху. Но после долгого разговора с тогдашним министром обороны Ицхаком Мордехаем, о содержании которого оба до сих пор умалчивают, все-таки решил остаться. Правда, в его отношениях с премьером было немало бурных моментов.
Да и не только с главой правительства. Когда на одном из заседаний между министрами и начальником ШАБАКа возник спор, Аялон твердо заявил:
- Не ждите, что я буду говорить то, что вы хотите услышать.
- В таком случае, - заметил один из министров, - вам не светит политическая карьера после того, как уйдете с должности.
Аялон в долгу не остался:
- Я об этом даже и не думаю…
Надо сказать, что окружение Нетаньяху откровенно недолюбливало начальника ШАБАКа. И хотя в первые дни правления нового премьера его люди безжалостно "рубили головы" в канцелярии и вокруг нее, тронуть Аялона не посмели. Но постоянно заявляли, что он "хороший боец, но человек неудобный, нетворческий, неумный".

* * *

Аялон пришел в ШАБАК с должности командующего ВМС Израиля, к которой он всегда стремился и которую, наконец, получил. Правда, ценою огромных усилий и терпения.
В 1988 году, когда генерал Авраам Бен-Шошан собирался уйти в отставку с поста командующего военно-морскими силами, на его место претендовали два кандидата – бригадные генералы Миха Рам и Ами Аялон. Это было неравное соперничество: последний – блестящий офицер, командир морского десанта, прославленный воин - имел больше шансов на победу, чем Рам. Даже несмотря на то, что был ярым противником дорогостоящего проекта оснащения ВМС, носившего название "Саар 5".
Радиостанция "Кол-Исраэль" ("Голос Израиля") первой сообщила о назначении Аялона командующим военно-морскими силами. Никто этому не удивился. Кроме самого Бен-Шошана, который собирался на следующее утро объявить своим преемником Миху Рама.
Бен-Шошан вскипел от возмущения. Он был уверен, что речь идет о журналистской "утке". Но генерал ошибся. Сообщение "Кол-Исраэль" увидело свет в результате редкого стечения обстоятельств.
Военный корреспондент радио поинтересовался у представителя пресс-центра ЦАХАЛа, принято ли уже решение о назначении командующего военно-морскими силами, и тот ответил утвердительно. Журналист передал эту информацию в редакцию, откуда она попала в цензуру. Там по ошибке в нем появилось имя Аялона.
Вот так в 1988 году он стал командующим ВМС. Правда, на протяжении менее четверти часа. Но этого времени хватило нескольким друзьям для того, чтобы позвонить его отцу в "киббуц" (сельскохозяйственный кооператив) Мааген и горячо поздравить с новым назначением сына. А кто-то успел послать Аялону красивый букет.
Тем временем по радио было передано опровержение. Аялон принял его молча, стиснув зубы.
Но удар был болезненным. В ту ночь ему так и не удалось уснуть. Как сообщили позднее очевидцы, среди ночи он решил проверить посты на базе военно-морских сил, где хранилось боевое снаряжение. Он обошел вокруг базы, а потом внезапно забрался на ограду и закричал:
- Почему? Почему я не подхожу на должность командующего?
На следующее утро генерал Бен-Шошан собрал штаб военно-морских сил и объявил, что командующим ВМС будет Миха Рам. Аялон на этом совещании не произнес ни слова.
Потом он пошел пить кофе со своим другом в маленький ресторанчик на приморском шоссе. Там в дружеской беседе он высказал все, что было у него на сердце. Он говорил об ошибочном выборе, о глупости системы, об измене начальника генштаба. Он не предполагал, что его мнение о проекте "Саар-5", противоречившее мнению начальника генштаба и командующего ВМС, способно погубить его карьеру, похоронить мечту детства.
Наивный человек! Он не понял ситуации, не плел интриг и был уверен, что и так все будет в порядке.
В конце концов, все действительно образовалось. Аялон был слишком хорош. Слишком хорош для того, чтобы уйти в отставку, не добившись цели. Через три года его назначили на желанную должность.
Когда Аялона спросили, как у него хватило терпения ждать, он без колебаний ответил:
- Я хотел быть командующим военно-морскими силами и был готов добиваться этого всеми законными способами.
И добился! Причем, когда пришло время уходить в отставку, "моряк №1" оставил пост по собственному желанию, без давления, в ореоле славы. Он планировал отправиться с друзьями в долгое кругосветное плавание. Жить на воде, рыбачить, нырять, думать, отдыхать.
Но все вышло по-другому. Ицхак Рабин был убит. Глава ШАБАКа Карми Гилон ушел в отставку. Новый премьер-министр Шимон Перес искал замену. Всем было ясно, что нужен человек особенный. Новый, свежий, который выведет ШАБАК из глубокого кризиса. Такой, кто олицетворял бы чистоту и новый дух.
Аялон еще до своей отставки с поста командующего ВМС отклонил предложения стать главой кадрового отдела ЦАХАЛа, заместителем начальника генерального штаба и шефом ШАБАКа. Тем более, у него не было никаких причин соглашаться взваливать на себя руководство службой внутренней безопасности, находившейся в очень незавидном положении.
И все-таки Аялон согласился. Правительство единогласно утвердило его кандидатуру. В ШАБАКе это сообщение (хотя речь шла о человеке со стороны) было принято с радостью.

* * *

Амихай (Ами) Аялон родился в 1945 году в "киббуце" Мааган, на берегу озера Кинерет. Когда его призвали в армию, он попросился в морской десант.
В июле 1969 года молодой солдат стал легендой.
Подразделение ЦАХАЛа совершило атаку на остров Грин – хорошо укрепленную египетскую территорию, плотно "населенную" вооруженными до зубов солдатами. Израильские силы состояли из отряда спецназа генерального штаба и морского десанта.
Лейтенант Аялон был включен в ударную группу. Он вплавь добрался до острова и первым проник во вражеский стан. Взобравшись на укрепление, он бросил четыре гранаты. Раненный, он с трудом добрался до спасательной лодки.
И хотя его геройское поведение было отмечено наградой, позднее Аялон часто спрашивал себя:
- Надо ли было проводить эту операцию? Ведь египтяне побеждены не были, а остров мы не захватили...
В Израиле Аялон считается одним из самых незапятнанных офицеров ЦАХАЛа. Он терпеть не может журналистов, и редко кому удавалось получить у генерала интервью даже в те годы, когда он еще не был главой ШАБАКа.
Он всегда говорит то, что думает. И только по делу, без лишних слов. Бывает груб, но свои ошибки признает, не колеблясь.
Есть у Аялона и враги. Число их невелико, но они ненавидят его всей душой. Несколько из бывших сослуживцев уже долгое время с ним не разговаривают.
Некоторые из историй, связанных с его именем, оказались мифами. Как выяснилось, он честолюбец и карьерист, а иногда и оппортунист.
Он обладает незаурядной личной смелостью, которая не всегда сочетается со смелостью гражданской. Вот что, например, рассказал один из офицеров его эскадры корреспонденту газете "Маарив": "Как командир он был очень смел. Мы его уважали. Я был его близким другом. Когда он получил должность командующего военно-морскими силами, все были уверены, что я получу хорошую должность. Но он отнесся ко мне по-свински. Больше всего меня задело то, что он не мог сказать мне все прямо в глаза. С тех пор я с ним не разговариваю. Есть и другие люди, которые, подобно мне, пострадали из-за него".
Аялона называют победителем. Но он – победитель поневоле. Этим, кстати, он напоминает Нетаньяху.
Он не способен проигрывать. Как-то раз, когда он еще был командиром десанта, он играл с подопечными в футбол напротив штаба. Обычно они играли рано утром, до построения, которое обычно происходло в 10-00. Но если его команда проигрывала, игра продолжалась (по его приказу) до 11-00, а то и позже. Пока Аялон не выигрывал…
Он – человек дела, но питает слабость к символике. Однажды ему не понравилось, как на церемонии по поводу окончания морского курса выпускники исполнили израильский гимн. Он заставил их спеть еще раз. Потом еще и еще, пока не добился, чтобы голоса звучали звонко и с чувством. Ему нравится говорить лозунгами и цитировать первоисточники. Его враги считают, что это просто-напросто демагогия.
Он не большой интеллектуал, но и не невежда. Человек, в принципе, простой, но кое-чему обученный. Читает, смотрит фильмы. Способен судить почти обо всем.

* * *

…В конце 1965 года он прошел курс бойца морского десанта. Командующий ВМС Йохай Бен-Нун прикрепил к его лацкану значок десантника. Аялон стоял тогда в центре группы низкорослых курсантов, которых он называл "рыцарями первого этажа". По его признанию, низкорослые ребята более честолюбивы.
- Маленькие, но великие, - любил повторять он.
Многие его сослуживцы до сих пор считают, что именно низкий рост заставлял Аялона добиваться высоких постов.

Константин Капитонов

Клуб-информбюро "Ближний Восток"

Рекомендуем::

искать в интернете

Новости портала ::
НЕБЫВАЛЫЕ
СКИДКИ
НА РЕКЛАМУ
1+1
Звони!
054-7231651
Совет Адвоката
Бесплатная
Юридическая
Консультация
Задай свой вопрос адвокату и получи профессиональный ответ!
В Израиле


Copyright © 2000 Pastech Software ltd Пишите нам: info@souz.co.il