Home Page - Входная страница портала 'СОЮЗ'
  Новости   Доски объявлений Бизнес-каталог Развлечения  Туризм    Работа     Право   Знакомства
  Афиша   Гороскопы Форумы Юмор Игры О Израиле Интересное Любовь и Секс
22.10, Воскресенье

 Начало Раздела
 Государство
 История
 Образование
 География
 Религия
 Общество
 Интернет
 Репатриация
Подписка 
 Здоровье
 Компьютеры
 Адвокаты
 Обучение
 Финансы
 Автосервис
 Мебель
 Перевозки
 Услуги
 Ремонты
 Туризм
 Дом и Семья
 Животные
 Развлечения
 
Общество :: Арабский терроризм ::
Хезболла - Хасан Насралла - генсек экстремистской организации ливанских шиитов

«Мы думали, что имеем дело с марионеткой, ниточки от которой тянутся в Иран и Сирию. Мы ошибались…» Такое признание сделала израильская газета «Вести» в материале, посвященном генеральному секретарю экстремистской организации ливанских мусульман-шиитов «Хезболла» шейху Хасану Насралле. По мнению авторов статьи, появился арабский лидер, подобных которому не было вот уже пятьдесят лет. Его считают тем человеком, благодаря которому стало возможным одностороннее отступление израильских войск из южного Ливана. Не удивительно, что сегодня он превратился в своего рода Че Гевару арабского мира
Кто же он – этот загадочный генсек?
* * *
Хасан Насралла родился 31 августа 1960 года в Ливане, в семье мусульман-шиитов, живших в одном из кварталов Бейрута. Его отец держал лавку, и с самого раннего детства Хасан помогал отцу. У него было девять младших братьев и сестер.
Относительно религиозности этой семьи существуют разные мнения. Но одно известно точно: интерес к религии Насралла начал проявлять очень рано. В его квартале не было мечети, поэтому ему, чтобы помолиться, приходилось довольно далеко идти пешком. Одной из его любимых мечетей стала мечеть шейха Мухаммеда Хусейна Фадлаллы – основателя организации «Хезболлах» («Партия Аллаха»).
Окончив среднюю школу, он поступил в гимназию. Когда ему было 15 лет, в Ливане вспыхнула гражданская война, и квартал, где жил Насралла, заняли отряды христианской милиции. Семья была вынуждена переехать на юг страны, в родную деревню отца.
Год спустя, он совершил, пожалуй, самый важный шаг в своей жизни – оставил семью и уехал в Багдад. Оттуда перебрался в Неджеф, где поступил в университет – центр изучения шиизма.
Там он проучился три года и познакомился с двумя людьми, которые оказали большое влияние на его дальнейшую жизнь. Первым был его учитель аятолла Мухаммед Бакр ас-Садр – основатель движения «Ад-Даува» («Призыв»). Благодаря этому человеку Насралла стал еще большим приверженцем религии. Вторым был Аббас Мусави, ставший впоследствии генеральным секретарем организации «Хезболлах». Он был лучшим другом Хасана, и спустя шестнадцать лет (после того как Мусави был ликвидирован агентами израильских спецслужб) Насралла унаследовал от него пост руководителя «Партии Аллаха».

* * *

В 1979 году подразделение иракских «командос» ворвалось в университет. Ас-Садр был убит, а Насралла бежал в Ливан, где присоединился к движению мусульман-шиитов «АМАЛЬ». Параллельно он преподавал религиозные дисциплины в школе, основанной его другом Мусави.
Несмотря на свою молодость (в то время ему было всего двадцать лет), он заметно выделялся среди остальных деятелей движения. Он обладал способностью ладить с самыми разными людьми, а главное – имел прирожденные качества лидера.
После того как в 1982 году в Ливан вошли израильские войска, Насралла начал искать альтернативу движению «АМАЛЬ» - более действенную. В это же время шейх Фадлалла сошелся с представителями нескольких шиитских семейств из долины Бекаа, которым не нашлось достойного места в рядах «АМАЛЬ». При поддержке Ирана он создал новую организацию, которая получила название «Хезболлах».
Когда 22-летний Насралла присоединился к этой организации, он был назначен командующим отрядами, расположенными в долине Бекаа. В ноябре 1982 года боевик «Хезболлах» Ахмад Касир взорвал пост ЦАХАЛа («Армия обороны Израиля») в Тире, в результате чего погибли 75 израильских солдат. «Хезболлах» сочла это первым успешным крупномасштабным терактом.
Насралла быстро шел наверх. В сентябре 1983 года он стоял во главе отряда «Хезболлах», захватившего базу ливанской армии в Баальбеке. Он был ранен в бою с отрядом своего бывшего соратника из движения «АМАЛЬ». Когда Иран и Сирия заставили враждующие стороны заключить договор, с которым Насралла был не согласен, он вновь покинул Ливан и вернулся в Иран, где продолжил изучение шиизма.
Спустя год Насралла вновь приехал в Ливан и довольно скоро стал одним из лидеров «Хезболлах». Он не обладал таким религиозным авторитетом, как некогда Мусави. Но у него было два неоспоримых преимущества: способности к политике и тот факт, что он не был уроженцем долины Бекаа, а прибыл с юга. Юг, как известно, был ареной борьбы с Израилем, одним из важных факторов существования всей организации.
При Мусави «Хезболлах» была, прежде всего, военной организацией, орудием исламской революции, боровшейся с израильскими захватчиками. Она всегда сильно отличалась от других организаций, особенно не шиитских. Все это изменилось после того, как в феврале 1992 года израильский вертолет взорвал машину Мусави. 32-летний Насралла не только возглавил «Хезболлах» в партизанской войне против еврейского государства на Ближнем Востоке, но и полностью изменил облик организации.

* * *

Он повел «Хезболлах» по совершенно новому пути. Решающим стало его участие в выборах в ливанский парламент.
До этого момента «Хезболлах» была просто представителем иранских революционеров в войне против сионистского врага. Участие в выборах, на которое было получено согласие Ирана, несмотря на недовольство многих членов самой организации, стало первым шагом на пути к ее «ливанизации». Тогда члены «Хезболлах» получили 8 мандатов в парламенте – максимум, возможный при демографическо-политической ситуации, сложившейся в Ливане.
Но что самое важное – с того дня организация стала действовать в двух направлениях. И собирается ли шейх Насралла объединять их, покажет будущее. На юге Ливана «Хезболлах» стала основной силой, ведущей вооруженную борьбу против Израиля.
На внутриполитической арене она (при щедрой финансовой поддержке Ирана) превратилась в некую систему, существующую наряду с официальным ливанским режимом, в гражданскую организацию, набирающую политическую силу. Причем, не только среди шиитского населения. Не удивительно, что многие израильские эксперты считают, что будущее за Насраллой. Прежде всего потому, что он мастерски умеет использовать религиозных лидеров в практических целях своей организации.
Была пересмотрена и военная доктрина «Хезболлах». В ноябре 1997 года Насралла объявил о создании «Ливанского сопротивления» и предложил другим организациям присоединиться к нему. Движение «АМАЛЬ» - главный соперник «Хезболлах» в борьбе за влияние в шиитской общине и в обширном шиитском представительстве в парламенте - вошел в состав объединенного командования, но при этом Насралла осуществлял полный контроль за его деятельностью. Лишь когда в его интересах было вызвать напряженность в районе, не беря на себя никакой ответственности, он позволил боевикам «АМАЛЯ» обстрелять израильскую границу.
Последние месяцы 1997 года стали решающими для Насраллы в борьбе за лидерство в «Хезболлах». В июле того же года его соперник Субхи Туфейли поднял «мятеж голодных». Он утверждал, что Насралла пренебрегает нуждами шиитской общины, особенно в долине Бекаа (сам Туфейли родом оттуда).
Насралла и в этот раз проявил свой политический талант. После того, как все попытки Ирана примирить противников потерпели фиаско, шейху удалось добиться отстранения Туфейли. В начале 1998 года ливанская армия подавила «мятеж голодных». Однако Насралла, помня об обвинениях в пренебрежении интересами жителей Бекаа в пользу шиитов юга, то есть своих людей, ввел в Верховный совет «Хезболлах» дополнительных представителей из Бекаа, сославшись при этом на несправедливую дискриминацию шиитов (то есть, использовав в свою же пользу, слова Туфейли).
Это был классический ход Насраллы! Создать видимость принятия каких-то мер, но не раньше, чем будет обеспечен полный контроль над происходящим.
12 сентября 1997 года в столкновении с израильскими солдатами из подразделения «Эгоз» был убит Хади – старший из четырех детей Насраллы от жены Фатимы. Израильтяне, не знавшие, кого они убили, забрали труп с собой в надежде обменять на тело убитого неделей ранее своего соплеменника. Насралла отказался вести переговоры о возвращении тела сына, не выделив его среди остальных павших в борьбе за святую цель.
- Когда речь идет о сопротивлении, - заявил он в одном из интервью, - речь идет и о жертвах. Руководство должно быть готово к этому. Только так оно может заслужить доверие к себе. «Хезболлах» – первое арабское движение, в котором сын лидера не более чем простой солдат. Я скорблю о Хади так же, как скорблю о других павших.
По мнению многих наблюдателей, поведение Насраллы в этом инциденте еще более возвысило его в глазах соратников. В 1998 году он был в третий раз избран генеральным секретарем «Хезболлах». А пункт, ограничивающий возможность занимать этот пост двумя сроками, был отменен.

* * *

Сегодня шейх Насралла выступает за создание государства, построенного на религиозной основе, создавая узкоспециализированные школы и благотворительные организации. Всего этого он добился, умело лавируя между порой противоречащими друг другу интересами Тегерана и Бейрута. Проще говоря, он сумел найти оптимальное сочетание прагматичности и религиозной идеологии.
Так, за последние несколько лет «Хезболлах» потратила два миллиарда долларов, полученных от Ирана, на социальную деятельность в Южном Ливане. Две крупномасштабные операции Израиля сыграли на руку этой организации. После операции «Дин ве-хешбон» в 1993 году она финансировала ремонт 1800 зданий, пострадавших от обстрелов. А после операции «Гроздья гнева» в 1996 году ее лидеры утверждали, что они не только заново отстроили пять тысяч домов, но и заново проложили трассы и компенсировали ущерб 2300 крестьянам.
«Хезболлах» построила в Ливане школы и детские сады, больницы и клиники и даже открыла супермаркеты. Она оказывает поддержку семьям боевиков и предоставляет дешевые услуги в сфере здравоохранения.
Обучение в школах «Хезболлах» стоит намного дешевле, чем в государственных. Нуждающимся предоставляются стипендии. Во время обучения особое внимание уделяется арабскому языку, исламу и шиитской культуре. Но при этом не забывают об английском, а также о точных науках. Кстати сказать, многие родители, не являющиеся шиитами, предпочитают, чтобы их дети учились именно в системе школ «Хезболлах», отличающихся высоким уровнем преподавания.
Более того, с приходом к руководству организацией Насраллы была создана альтернативная система судов, где рассматриваются даже случаи убийств. Здесь шейх сыграл на слабости ливанского режима, предложив альтернативу не только шиитам, но и всем ливанцам без исключения.
Одновременно была смягчена и некогда жесткая идеология. Прекратилось насильственное насаждение религии, перестали заставлять женщин носить паранджу, отменили запрет на употребление алкогольных напитков.
Сам Насралла заявил:
- С идеологической точки зрения мы верим в то, что исламское государство – это лучший путь к решению социальных проблем. Но мы не поддерживаем идею о насильственном насаждении подобного государства. Особенно в такой богатой разными течениями стране, как Ливан.

* * *

Офицеры израильских спеслужб, наблюдающие за Насраллой, неоднократно признавались, что он очень интересуется тем, что происходит в Израиле. Палестинские беженцы, обосновавшиеся в Бейруте, переводят для шейха все важные сообщения израильской прессы. Он может процитировать не только премьер-министра Эхуда Барака или начальника генерального штаба Шауля Мофаза, но и первого главу правительства Израиля Давида Бен-Гуриона.
- Когда по утрам я читаю израильскую газету «Гаарец», - заявил однажды Насралла, - я всегда точно знаю, серьезны ли намерения еврейского государства относительно нас или речь идет о пустых угрозах.
В «Хезболлах» разбираются не только в том, что касается Израиля. Но и в том, что имеет отношение ко всему западному миру вообще. Мне доводилось встречаться с некоторыми лидерами и активистами этой организации. Из бесед с ними я вынес убеждение, что ни одно другое движение не понимает Запад настолько глубоко, как «Хезболлах». Причем, сам Насралла ни разу не был ни в одной из западных стран. Но его люди там побывали, а сын Фадлаллы учился в США. Они извлекли необходимые уроки из партизанской войны и умеют использовать в своих интересах прессу.
Шейх Насралла создал свою собственную пресс-службу. Телевизионная станция организации «Эль-Манар» недавно заняла третье место в ливанской рейтинговой таблице. И неудивительно: помимо репортажей с боевых действий на юге (а Насралла издал указ, согласно которому каждый отряд должен сопровождать телеоператор) станция транслирует также детские программы, «мыльные оперы» и спортивные передачи. У «Хезболлах» есть несколько радиостанций, она имеет свои сайты в Интернете. Недавно Насралла распорядился начать транслирование на иврите.
Что любопытно: средства информации «Хезболлах» не занимаются созданием культа личности Насраллы. Он заслужил репутацию скромного человека. Именно этим объясняется его распоряжение снять все его портреты, украшающие улицы в южных районах Бейрута, а вместо этого развесить портреты павших в боях.
Попасть на аудиенцию к Насралле не так-то просто. Он постоянно переезжает с место на место, его сопровождают охранники, а место встречи с ним хранится в строжайшей тайне. Как правило, встречи проводятся в одном из пяти офисов «Хезболлах» в южных районах Бейрута. Там чужаки сразу видны, и того, кто вызывает подозрение, тут же останавливают и тщательно проверяют. На самих офисах нет никаких опознавательных знаков.
Все эти меры предосторожности оправданы. Однако, несмотря на то, что многие из лидеров «Хезболлах» были действительно уничтожены израильскими спецслужбами, судя по всему, Израиль никогда не предпринимал попыток ликвидировать Насраллу.
Гибель Мусави повлекла за собой серьезные ответные меры – было взорвано израильское представительство в Аргентине. Кроме того, возможно, Израиль не хочет, чтобы Насралла стал еще одним символом. Сам же шейх делает все возможное, чтобы продемонстрировать полное пренебрежение к вопросам своей личной безопасности.

* * *
В последнее время Насраллу часто спрашивают о том, что он думает по поводу «следующего дня»? Речь идет о возможных действиях со стороны «Хезболлах». Продолжатся ли обстрелы Израиля и после отступления из Ливана? Как расценивать разговоры о том, что конечная цель организации – Иерусалим? То есть, идет ли речь о несбыточной мечте или о стратегической задаче?
Насралла на эти вопросы всегда отвечал туманно. После вывода израильских войск из Южного Ливана туман не рассеялся.
- По нашему мнению, еврейское государство не будет иметь право на существование ни через пятьдесят, ни через сто, ни через двести лет, - повторяет он в каждом своем интервью. – И это не пустые лозунги. Это наше историческое видение.
На вопрос о том, насколько серьезны подобные заявления, один из сподвижников Насраллы ответил:
-К ним стоит прислушаться. Он не подвергается нападкам за свои слова. Поэтому может позволить себе говорить то, что думает.
На конференции «Хезболлах», состоявшейся в Тегеране в 1998 году, Насралла заявил:
- Призыв к уничтожению Израиля останется в силе до тех пор, пока есть палестинские женщины, готовые взять в руки нож и зарезать этим ножом израильского солдата или поселенца. До тех пор, пока есть люди, готовые пожертвовать жизнью и взорвать автобус в Иерусалиме или в Тель-Авиве. До тех пор, пока есть дети, готовые бросить камень в израильского солдата.
Многие специалисты утверждают, что Насралла и сам не знает, что будет делать после того, как Израиль вывел свои войска из Ливана. Они указывают на его крайнюю осторожность в том, что касается его деятельности внутри Ливана. По их мнению, Насралла уже давно мог бы спровоцировать конфликт, использовав в качестве повода наличие явной дискриминации шиитов в ливанском парламенте. Стоит провести новую перепись населения и новые выборы – и Насралла может стать президентом Ливана, поскольку, согласно рейтингу, он опережает не только лидера «АМАЛЬ» Берри, но и лидеров многих других организаций.
Но Насралла очень осторожен. Он знает, что Сирия поддерживает «АМАЛЬ», и что иранцы, чья постоянная поддержка необходима «Хезболлах» для продолжения борьбы с Израилем, могут пересмотреть свои отношения с его организацией после окончания борьбы на южном фронте. Конечно, благодаря своему политическому таланту Насралла установил крепкие связи с иранским президентом Хатами и его окружением. Но ему прекрасно известно о том, что новые веяния в Тегеране могут разрушить все его планы.
Чего же он хочет в действительности?
По мнению экспертов, Насралла пытается сделать все возможное для того, чтобы предотвратить развал своей организации. Кстати, именно обещания международной общественности оказать помощь южным районам Ливана больше всего беспокоят шейха. Ведь «Хезболлах» держится за счет отчаяния и нищеты людей. Если им станет лучше, то зачем нужна эта «Партия Аллаха»?
Думается, что в глубине души Насралла весьма обеспокоен. Прежде всего потому, что военные цели его организации после ухода израильтян исчерпаны. Для возвращающихся в свои дома крестьян война окончена.
Но проблема еще и в том, что «Хезболлах» изначально создавалась как организация, оппозиционная режиму, а с годами превратилась в часть этого режима. Люди больше не видят в ней защитника «голодных и обездоленных». Больше того, Насралла не может удовлетворить всех – и умеренных, и радикалов. Если не будет терактов, последние обрушатся на него с критикой.
Ясно одно: независимо от того, продолжит ли шейх борьбу или посвятит себя политике, станет он президентом Ливана или же воздержится от столь высокого поста, Израилю еще долго предстоит с ним считаться…

Константин Капитонов

Клуб-информбюро "Ближний Восток"

Рекомендуем::

искать в интернете

Новости портала ::
НЕБЫВАЛЫЕ
СКИДКИ
НА РЕКЛАМУ
1+1
Звони!
054-7231651
Совет Адвоката
Бесплатная
Юридическая
Консультация
Задай свой вопрос адвокату и получи профессиональный ответ!
В Израиле


Copyright © 2000 Pastech Software ltd Пишите нам: info@souz.co.il